Григорий Рапота: Большинство программ Союзного государства нацелены на создание инновационных продуктов

В Национальной Академии наук состоялось собрание научной общественности, посвященное Дню белорусской науки

В собрании принял участие Государственный секретарь Союзного государства Григорий Рапота. А перед заседанием он осмотрел выставку достижений и наиболее значимых результатов научно-технической и инновационной деятельности организаций НАН.

Выступая на собрании, Григорий Рапота, в частности, отметил:

— Важнейшим фактором белорусско-российского сотрудничества является эффективное взаимодействие между НАН Беларуси и российской Академией наук. Наглядным показателем этого являются регулярное проведение совместных заседаний президиумов и эффективная деятельность Межакадемического совета.

Григорий Рапота особо отметил деятельность НАН Беларуси в роли государственного заказчика ряда программ Союзного государства.

— Таких как «Мониторинг-СГ», «Луч», «СКИФ-Недра», «Технологии-СГ», «ДНК-Идентификация», «Интеграция-СГ», — сказал Государственный секретарь. — В результате реализации этих программ появляются самые современные высокотехнологичные инновационные решения для опережающего научно-технического развития наших государств.

Государственный секретарь поблагодарил руководство Академии за предложение учредить Премию Союзного государства в области науки и техники:

— При поддержке глав государств и правительств и даже министерств финансов такая премия учреждена и будет с 2021 года вручаться авторам лучших научных работ.

В фойе собрания мы более подробно расспросили Григория Рапоту о перспективах белорусской науки в рамках Союзного государства.

— Потенциал очень высокий, — сказал Григорий Рапота, — об этом говорит тот факт, что по ряду показателей Беларусь на передовых позициях: в программировании, робототехнике, материаловедении. Также в производстве электрооборудования, которое сейчас активно внедряется в транспортных средствах. Сейчас в России испытание проходят 30 автобусов с газогенераторными двигателями. Это говорит о том, что спрос на новую продукцию с новыми элементами и характеристиками есть. В России строятся два завода по технологиям «Амкодора». А завод в Вологодской области производит по лицензии белорусские тракторы. С каждым годом таких примеров становится все больше. Это внешний показатель того, что высокотехнологичная продукция Беларуси востребована.

— А как насчет дальнего зарубежья?

— Тогда сразу на ум приходит производство большегрузной спецтехники – 25% мирового рынка занимают БелАЗы. Это еще один пример того, что Беларусь на устойчивом пути развития технологий. Страна, которая не обладает особыми природными ресурсами, за исключением калийных удобрений, может выжить за счет высоких технологий. Кстати, еще в советское время Беларусь была сборочным цехом по многим видам продукции.

— Что привлекло внимание на выставке?

— Ряд образцов оптикоэлектронной промышленности и тепловизионной техники. Конечно же, эта небольшая выставка не отражает всех тех достижений, которые можно было бы перечислить.

— Что из белорусской науки может заинтересовать и в перспективе трансформироваться в союзные программы?

— Последние годы идет устойчивое взаимодействие по технике, используемой в космосе. Еще один предмет совместных наших действий – генетика. Сейчас реализуется большая программа ДНК-идентификации, которая осуществляется в интересах Следственных комитетов и министерств здравоохранения.

— Сколько из союзного бюджета тратится на науку?

— Это не наука, это программы. Большинство программ нацелены на создание инновационных продуктов. И есть программы, которые связаны с развитием инфраструктуры. В основном это касается военной сферы, таможенной, пограничной. Всего на программы расходуется около 3 млрд рублей.

— Где можно найти дополнительное финансирование для программ?

— Прежде всего, это внебюджетные средства. По нашему регламенту, каждая программа обязана иметь внебюджетное финансирование. Оно может колебаться от 20% до 50%. Так что, вот эту цифру в 3 млрд нужно, по меньшей мере, в полтора раза увеличивать, чтобы понять объем финансирования. Мало это или много? Нашим ученым и производственникам всегда мало. И это правильно. Потому что есть стремление к расширению взаимодействия. Мы сейчас лимитированы общим бюджетом. Если нам удастся доказать руководителям правительства и государства, что у нас есть на подходе программы, которые важны для развития науки и техники, тогда мы можем ставить вопрос об увеличении бюджета. Но для этого надо иметь что-то в руках. Пока у нас этого нет, но мы над этим работаем.

— Сколько времени проходит от идеи до реализации программы? А то ведь пока деньги из бюджета дойдут, идея устаревает.

— Практика такова, что при активной работе от замысла до начала реализации программы обычно проходит года полтора. В этом случае идея не умрет. А вот если это затягивается на 3-4 года, то она может потерять актуальность. Механизм отработан, хотя он нас не удовлетворяет. Мы и все, кто участвует в этой деятельности, считаем, что процесс должен идти быстрее. Мы улучшаем взаимодействие. Если пять лет назад у нас и два, и три года уходило, то сейчас срок сократили. Причем не только за счет оперативности в работе, но и за счет изменений регламентирующих документов.

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *