Летопись государственности: от истоков до Республики Беларусь

«СБ. Беларусь сегодня» запускает новый специальный проект — размышления известного белорусского историка, председателя Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Беларуси по образованию, культуре и науке, члена-корреспондента Национальной академии наук, доктора исторических наук, профессора Игоря МАРЗАЛЮКА о феномене формирования белорусской государственности.

Этот проект, по сути, более популярная, рассчитанная на массового читателя версия уникального учебника по истории белорусской государственности, который разработали ведущие ученые нашей страны для вузов Беларуси и который в данный момент готовится к изданию. 400-страничное издание будет ярко иллюстрировано и обещает стать ярчайшим событием в истории нашей государственности. Не менее интересным, надеемся, окажется для наших читателей и его газетный вариант. Поскольку за вынужденно суховатым вводным разделом последует немало интересного, а порой и совершенно неожиданного познавательного материала. Итак, летопись начинается…

Часть 1. Истоки государственности как таковой

Роль государств для народов

Ответ на вопрос «почему мы не такие, как другие», почему Польша не такая, как Франция, а Беларусь не такая, как Великобритания, всегда заключается в истории страны, а значит, и ее института государственности. Именно то, какие государственные институты в процессе развития страны возникали, как они развивались и эволюционировали либо хирели и исчезали, накладывает отпечаток на все стороны жизни народа. Государство — очень важный аспект и для оформления того или иного народа: там, где есть национальная государственность, там и этнические процессы проистекают быстрее.
История государственности не синонимична истории страны вообще. Вместе с тем изучение истории государственности позволяет соответствующим образом характеризовать эволюцию и общую культуру народа, осознать его место на политической карте мира. И понять многие современные политические процессы через историческую ретроспективу.

ЛЕГИТИМАЦИЯ — признание большинством общества правомерности господства того или иного политического режима, той или иной власти. Еще Конфуций придавал колоссальное значение легитимности власти, которую он понимал как доверие и уважение народа к правителю и правительству в целом.

Взгляд сверху — и наверх

Существует множество разнообразных теорий возникновения государств. Первая и самая древняя из них утверждает, что государства были созданы сверхъестественными силами — богами, великанами, духами. Согласно этой теории, государство признавалось как институт, установленный свыше, а всякая власть — как власть от Бога. Часто то или иное государственное устройство, которое его носители считали идеальным, воспринималось как копия небесного устройства. Скажем, в Средневековье во всех странах было принято различать три сословия: одни молятся, вторые воюют, третьи работают. И это также связывалось с небесным устройством: государство рассматривалось как продукт божьей воли. Аналогично было в Древнем Китае, где земное государство рассматривалось как отражение небесной империи, а земной император рассматривался как сын неба — небесного Нефритового императора.

Но если государство — продукт божьей воли, в котором вместе с тем есть и человеческая воля, это означает одно: христианские законы основаны на Библии, то есть земное право должно быть отражением высшей справедливости. Собственно говоря, откуда пришли в наш обиход 8-часовой рабочий день или традиционно практикуемый 3-дневный срок расчета за выполненную работу? Эти нормы заложены еще в Библии. Отсюда и концепция христолюбивой власти и христолюбивого монарха, который правит и устанавливает законы, соответствующие Святому Писанию и божьей воле. И такой власти необходимо подчиняться. Если же власть нарушает эти принципы и ведет себя не по-христиански и антигуманно, то против такой власти возможен даже бунт.

СУВЕРЕНИТЕТ — право и возможность национального государства защищать свои интересы, права и свободы граждан на определенной территории в соответствии с законами. Суверенность — это реальная внутренняя и внешняя политика государства.

На договорных началах

Но это традиции. Вместе с тем еще в античности у древних греков появилось учение, которое было позже развито в Европе, — о договорном происхождении государства. Философ Эпикур считал, что их возникновение стало возможным благодаря естественному развитию отношений между людьми, которые договаривались о создании определенных институтов и делегировали часть своих свобод, чтобы сохранить свою собственность. Позже эти идеи найдут развитие в работах таких классиков государствообразования, как Томас Гоббс, Джон Локк, Жан Жак Руссо. Это так называемая теория общественного или гражданского договора: чиновники — это нанятые обществом работники, которым даются налоги и делегируется часть своих свобод для того, чтобы они гарантировали индивидуальную свободу и неприкосновенность собственности граждан. Есть и марксистское понимание государства как машины насилия для доминации одного класса над другим.

НЕЗАВИСИМОСТЬ — формально продекларированное неподчинение одного государства другому. Де-юре страна становится независимой после того, как эту независимость признают другие субъекты международного права, общепризнанные в мире.

Государственные признаки

Однако любое государство владеет легальной монополией на насилие. Ведь, по сути, закон или право — это легальное применение насилия. Но только государство может понуждать гражданина к тем или иным действиям. С одной стороны, оно защищает его права. А с другой — может и ограничивать эти права и свободы для достижения определенных целей и задач. Великий философ Владимир Соловьев так определил задачу государственной и правовой систем: она «не в том, чтобы лежащий во зле мир превратился в Царствие Божие, а в том, чтобы он до времени не превратился в ад».

И для этого государство должно располагать рядом признаков. Первый из них — его границы, его территориальная целостность. Государственная власть всегда распространяется лишь в границах определенной территории — и на определенных лиц, проживающих на этой территории.

Второй момент: государство — это публичная власть, выражающаяся в специфических государственных органах. Это определенная категория людей, создающая костяк аппарата государства. Она разрабатывает и издает обязательные для исполнения всеми правовые акты, отслеживает их исполнение. И если их кто-то нарушает, имеет право на применение разнообразных санкций.

Третий момент — законодательная монополия. Только правила, вводимые государством, имеют статус закона. То есть наивысшего правового акта, обязательного для исполнения всеми гражданами данного государства. Поэтому государство не может существовать без права: именно оно делает власть легитимной и определяет порядок ее отношений с населением.

Четвертый момент — государства нет там, где нет легальной системы налогов. Изначально для того, чтобы сохранять жизнь и порядок, выделялась группа людей, защищавшая эту территорию и не позволявшая другим вооруженным отрядам ее грабить. Отсюда возникла дань, которая затем трансформировалась в налоги: лучше отдать часть нажитого легитимной власти и быть под ее защитой, чем рисковать быть ограбленным и убитым чужаками.

Пятый признак — государственный суверенитет. В политической системе общества не может существовать институт, который стоит над государством. Именно оно — вершина политической пирамиды. Внутри могут быть различные политические группы, кланы, политические партии, общественные движения. Но выше государства и его органов никто быть не может.

Так что же возникло сперва — народ или государство? В древности существовали полиэтнические государства, объединявшие сразу несколько этнических общностей. Эти государства могли представлять собой власть одного народа, могли делать власть между разными народами. Но, как правило, когда мы говорим о нации, то подразумеваем под этим словом всегда народ, который обрел свою национальную государственность. Именно поэтому во многих традициях государственность и нация воспринимаются как слова-синонимы — и возникает даже понятие политической нации. То есть все граждане государства объявляются принадлежащими к одной нации. Этот принцип стал реальным после Великой французской революции: первой политической нацией стала как раз французская.

Игорь Марзалюк

Информация подготовлена по материалам “СБ. Беларусь сегодня”.

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *